Именно таких и берут в космонавты

9 апреля, накануне Дня космонавтики, в ЦНО «Угреша» состоялась встреча с Героем России летчиком-космонавтом Максимом Сураевым.

— У поколения 70-80-х годов самой романтической считалась профессия космонавта, -вспомнила депутат Государственной думы Лидия Антонова, представляя главного героя встречи. — У нас у всех, у школьников, я имею в виду, тогда были фотокарточки с портретами Гагарина, Терешковой. А когда в школе 12 апреля по радиоприемнику объявили: «Человек в космосе!» — я помню, как со всех ног бежала домой, чтобы рассказать домашним об этой новости. Этот ареол романтики сохранился до сих пор… Но это очень сложная профессия. И для нее мало иметь только высокий профессионализм и большие знания — нужна еще огромная сила воли. Всеми этими качествами в полной мере обладает мой коллега, летчик-космонавт Максим Викторович Сураев, депутат Государственной думы по соседнему с вами округу. Надеюсь, что наша сегодняшняя встреча и его рассказ о своей профессии помогут вам в выборе ваших профессиональных интересов, личной траектории…

Гость «взял» аудиторию с первых же слов. Четко, по-военному, обозначил «реперные точки» биографии: школа, военное летное училище (с отличием), военная академия (с отличием), «полетал на самолетах, на СУ-22», потом — отряд космонавтов и 12 лет подготовки, сотня или больше экзаменов, первый полет — 169 суток, второй — 165 суток. В общей сложности — 335 суток на МКС, два выхода в открытый космос, две стыковки, работа в составе международного экипажа МКС — с американцами, европейцами, японцами. «Даже возил космического туриста на МКС — руководителя Цирка дю Солей».

А потом — политическая и общественная деятельность: «Я был депутатом местного уровня, председателем Совета депутатов, работал в Общественной палате и области, и Российской Федерации, советником губернатора, то есть до депутата Государственной думы прошел длительный путь, как и Лидия Николаевна (Антонова — прим. авт.). Это те ступени, которые надо пройти, добиваясь своей цели». А закончил член Комитета Госдумы по транспорту и строительству короткой фразой, вновь приблизившей Героя России к самым обычным людям: «Женат, двое детей — две дочери» — и впечатленная аудитория выдохнула. И зааплодировала.

Директор ЦНО «Угреша» Бабкен Балоян предложил студентам задавать вопросы и Лидии Антоновой, и Максиму Сураеву, и исполняющему обязанности главы города Айрату Ахметзянову, присутствовавшему на встрече. Но предпочтения аудитории были очевидны — похоже, профессия «космонавт» так и не избавилась от ореола самой романтичной. Судите сами — по вопросам.

«Мы — на острие иглы»

— Когда вы улетаете в космос, вы думаете о том, что можете не вернуться?

— Конечно, такая мысль есть. Когда идешь к ракете, которая заправлена сотней тонн жидкого кислорода и керосином… Когда поднимаешься в ней на лифте и понимаешь, что ракета — пороховая бочка, на которой ты полетишь… Конечно, профессия космонавта подразумевает определенный риск. И выход в открытый космос, и возвращение обратно (на Землю — прим. авт.) – это тоже риск. МКС летает вокруг Земли со скоростью 28 тысяч километров в час — за сутки мы облетаем Землю 16 раз. Так вот эту скорость надо погасить, чтобы вернуться на Землю. Спускаемый аппарат нагревается до тысячи градусов, и случается, подсохшая трава на месте посадки загорается. Конечно, бывает страшно — мы все живые люди. Есть такие процессы, на которые ты не можешь влиять, и можно погибнуть. Но… как видите, я жив. И еще могу сказать, что та техника, на которой мы летаем, самая надежная в мире — у нас меньше всего катастроф.

— Но Роскосмос хочет отправлять российских космонавтов на ракете Dragon от SpaceX. Почему лидирующая в космосе нация использует ракеты другой страны?

— Я этой новости не слышал. На данный момент любой, кто хочет полететь в космос, летает на кораблях российского производства и возвращается на них обратно. Но международное сотрудничество — это хорошо, и МКС летает, как вы знаете уже 18 лет. В свое время наши ребята летали и на шаттлах, а астронавты летают на «Союзах» — это единственное транспортное средство, которое доставляет людей на МКС и безопасно возвращает обратно. Так что если будет еще одна возможность посотрудничать, если это будет надежнее, интереснее и дешевле, то — почему нет? У вас, кстати, какой телефон? Аpple? Потому что это удобнее и надежнее. Так и с ракетами. Я вам ответил?

— Вы сдружились с космонавтами-иностранцами, с которыми работали на МКС?

— Знакомство с экипажем, с которым предстоит работать, происходит задолго до самого полета. Мы проходим очень большой цикл тренировок. Экипаж — это не три человека, это единый организм, и слаженность должна быть такой, чтобы мы доверяли друг другу на сто процентов — от этого зависит в том числе жизнь каждого. Так что мы не только тренируемся — мы дружим, причем семьями, переписываемся и поддерживаем дружеские отношения и после полетов. И мы — вне политики.

— Как космонавты после приземления привыкают к земному притяжению?

— Невесомость — это агрессивная среда, это неблагоприятный фактор космического полета. Наш организм — очень рациональная машина, и когда человек попадает в невесомость, организм понимает, что ему не нужны сильные мышцы, сильный мышечный аппарат. Чтоб переместиться, скажем, до выхода, мне не нужно прилагать значительных усилий — просто оттолкнулся пальцем и полетел в нужном направлении. И мышцы быстро атрофируются, так что каждый космонавт и астронавт ежедневно должен 2-2,5 часа заниматься физическими нагрузками — на беговой дорожке, велотренажере и так далее. Чтобы после возвращения чувствовать себя более-менее хорошо. Другое дело, что вестибулярный аппарат, который полгода не работал… очень неприятное состояние, когда возвращаешься. Чтобы нормально ходить, передвигаться, нужно недели полторы, а дальше — все индивидуально. Врачи говорят, сколько времени ты пробыл в космосе, столько тебе требуется на полное восстановление. Поэтому — вот, занимайтесь спортом!

— В каком году Россия планирует пилотируемый полет на Луну?

— Я думаю, планы такие есть, но в каком году — точно не скажу. Человек уже побывал на Луне. И то, что есть планы вернуться туда с новыми технологиями и с новыми знаниями, это правильно, я считаю. Это наш спутник, минуя который, мы дальше не двинемся. Может быть, Луна станет тем местом, откуда мы будем стартовать к другим планетам — к Марсу или подальше. Вы же понимаете, что самое затратное — преодолеть земное притяжение, а на Луне притяжение, по-моему, в семь раз меньше, соответственно, и энергозатраты будут меньше.

— Что самое сложное в космосе в психологическом плане? Чего больше всего не хватает?

— Вы знаете, самое сложное для меня не физические нагрузки, а груз ответственности. Огромный груз. Ты прекрасно понимаешь, что сотни и тысячи людей трудились для того, чтобы ты смог сделать то, что обязан. Они готовили эксперимент или создавали космический аппарат… Есть люди, которые положили на это целую жизнь, и ты это знаешь. Поэтому ты не имеешь право ошибиться, не имеешь право «накосячить», как сейчас говорят, потому что ты – на острие иглы. А чего не хватает… Здесь на Земле мы не ценим самые простые вещи – набрать в ладони воды и умыть лицо, например, или лечь спать в кровать и укрыться одеялом. На МКС этого нет – ты лишаешься этих привычных мелочей, и тебе хочется их вернуть. Все космонавты, например, спят на стенке, а чтобы имитировать ощущения, что ты в кровати, мы пристегиваем себя резинками к этой стене. Из еды… хочется домашней, обычной, вроде жареной картошечки с мясом.

Еще были рассказы о тренировках в сурдокамере и термокамере, о бессонном режиме в течение трех с половиной суток. Спрашивали и о том, как отбирают космонавтов и трудно ли попасть в этот отряд. Вопросы директора «Информационного центра» Дмитрия Бокова позволили Максиму Сураеву соотнести фильмы «Время первых» и «Салют-7» с реальными событиями, в том числе трагическими, связанными с потерей станции.

Не в космосе — поближе

Лидия Антонова поддержала тему, рассказав о книгах Илона Маска, а также своих поездках, связанных с космонавтикой, в том числе в музей Гагарина в Гжатске, и посоветовала побывать там. Кроме того, Лидия Николаевна напомнила, что и в непосредственной близости от Дзержинского – завод «Звезда» в Люберцах, где изготавливают костюмы, скафандры и другую экипировку для космонавтов, а на производстве в Раменском – специальное стекло для космических кораблей и самолетов. И вообще, в Московской области много объектов, связанных с космонавтикой, в том числе – созданная десять лет назад школа для ребят, которые ориентированы на профессию летчика. Она находится в Монино, где много лет существовала академия, которую окончили многие летчики и космонавты, а сейчас на полигоне устроен музей летательных аппаратов.

Романтика — романтикой, космос – далекий и близкий – продолжают осваивать такие сильные и красивые люди, как Максим Сураев, но здесь, на Земле, не менее важны и нужны люди рабочих специальностей инженерной направленности, причем эти специальности сегодня требуют «не только среднего, но порой и высшего образования, знания метапредметных связей». По словам Лидии Антоновой, сегодня руководство страны уделяет особое внимание развитию системы профобразования, как и созданию рабочих мест для выпускников, в том числе в оборонной промышленности. Кризис в этом отношении преодолен. Но надо помнить, что сегодня «чтобы быть востребованным мало иметь одну профессию – надо обладать набором компетенций из смежных областей и набором человеческих качеств из области взаимоотношений с людьми». А поэтому стоит хорошо учиться, сдавать ЕГЭ – при всех своих недостатках эта система более объективна, чем прежняя. Но ЕГЭ будет меняться, пообещала Лидия Николаевна, отвечая на заданный студентами вопрос, и вполне возможно, появятся центры тестирования, более удобные для тех, кто хочет получить объективную оценку своих знаний.

«Знаковым событием» назвал визит в город «двух представителей главного законодательного органа страны» Айрат Ахметзянов, поблагодарив Максима Сураева и Лидию Антонову, а также Бабкена Балояна — за организацию встречи. Ну а благодарность от аудитории помладше озвучила студентка, победительница недавних областных «Гагаринских чтений», напомнившая, что ЦНО «Угреша» связан с космической темой еще и двумя кедрами, посаженными в прошлом году ко Дню космонавтики. «Кедр» — именно так звучал позывной Гагарина во время его первого полета.

Светлана ЗАЙЦЕВА

error: Копирование запрещено!
Close
Close