Мы – вместе

«Бессмертный полк» снова прошел маршем до Победы. До сквера Победы.

…Старший сержант Георгий Макеевич Барышников, связист, ушел на фронт в 1941-м, в 18 лет, из Оренбургской области, дошел до Берлина. Был награжден двумя медалями «За отвагу», орденом Славы третьей степени, орденом Красной звезды. Вынес раненого командира с поля боя.

Иван Яковлевич и Мария Илларионовна Перегудовы. Прошли всю войну – готовили самолеты к боевым вылетам. Познакомились на фронте, поженились и долго и счастливо прожили свою жизнь, вернувшись с фронта, на родине – в Воронежской области. Мария Илларионовна работала на ферме, Иван Яковлевич – в школе, учителем…

Дмитрий Степанович Пчелинцев, пехотинец, служил до Победы, вернулся, чтобы снова встать к горну – он был кузнецом — и вырастить четверых детей – двух сыновей и двух дочек.

Анатолий Кириллович Черкес. Воевал с начала войны, в 1942-м под Ленинградом попал в

окружение и потом — в концлагерь. Остался жив благодаря своему таланту – нарисовал портрет семьи охранника, и тот предупредил художника перед карательной акцией. После войны стал лесником – любил тишину…

Сотни таких же солдат минувшей войны — связистов, летчиков, артиллеристов, партизан — сегодня снова в строю – рядом с правнуками, внуками, детьми. Первоклассник Георгий, держащий в руках портрет прадеда, назван в его честь. Сын мастера-кузнеца такой же

терпеливый и спокойный, каким был отец (по словам жены), а мягкие черты лица воронежского учителя легко угадываются в облике его родственников. «Новобранцы» «Бессмертного полка» терпеливо и тщательно собирали информацию, прежде чем встать в строй вместе с гвардии рядовыми, сержантами, капитанами. Архивы помогали восстановить не только истории подвига или гибели, но и добрые имена тех, кто, побывав в плену, всю жизнь боялся репрессий. («Дед плакал, когда мы с его сестрой оформили ему звание ветерана», — рассказала внучка Анатолия Черкеса.) Теперь эти истории – достояние каждой семьи, которыми, правда, с охотой делятся с «однополчанами».

На площади Донского, где формируется полк, — море солнца, шариков, людей. Лица такие открытые и дружелюбные, что – подходи к любому, спрашивай – расскажут даже про то, как бабуля-партизанка до 90 лет пекла блинчики на всю семью.

…Ровно в полдень ровный гул над площадью — из смеха, разговоров, баянных наигрышей от музыкальной школы — мгновенно стихает: полк начинает движение. Знаменная группа впереди, следом – солдаты 202-й зенитной ракетной бригады, школы, детсады и просто горожане. И вот эти несколько минут почти полной тишины — до того, как наро-фоминцы начинают печатать шаг, — кажутся самыми важными. Настоящими. Именно ради этих минут и пришли сюда сегодня люди, объединенные общей памятью. И горло перехватывает не только у «новобранцев»  — прохожие замирают на тротуарах по обе стороны дороги… Чуть позже со стадиона доносится музыка, полковые баянисты снова осторожно «пробуют голос», и вот на повороте к скверу Победы над колонной вновь расцветает: «Раскудрявый клен зеленый, лист резной…», а на лицах — улыбки.

— И прошли-то всего-ничего, — рассуждает один из наших респондентов на финише дистанции. — А такое эмоциональное потрясение чувствуешь! Может быть, потому что бывают в жизни «моменты истины», когда ты без слов понимаешь их значимость.

— Почему мы сюда приходим каждый год? Наверное, потому что это один из немногих праздников, когда мы чувствуем такое единение — в хорошем, в гордости за наших дедов и бабушек.

— В том числе и потому, что можем сегодня рассказать вам историю нашей семьи — вам же интересно! И неважно, появится она в газете или нет. А еще затем, чтоб наши дедушка и бабушка прошли в этом полку и чтоб видели, как мы ими гордимся.

— …Да-да, подбородок с ямочкой у нас «фамильный» — от прадеда, казака Дмитрия Тулупова — вот он, на фото, воевал еще в Гражданскую…Как почему мы сегодня здесь? Потому что тут… единение: душ погибших и живых.

— Тут праздник. Праздник, боль утраты и гордость — все сразу. Город родной — и когда ты видишь дедов твоих знакомых, они становятся тебе еще ближе. У нас общая история, мы испытываем похожие чувства, мы — вместе.

Светлана ЗАЙЦЕВА

error: Копирование запрещено!
Close
Close