Письмо с воспоминаниями о школе № 1 нашло дорогу в город Дзержинский

Ольга Константиновна Абалымова живет в поселке Малаховка городского округа Люберцы с 1945 года, ей 92 года. По ее словам, ее жизнь наполнена до краев, семья состоит из восьми человек, но не все сделано, что хотелось. Не все добрые слова сказаны тем, кто их заслужил, одолевают воспоминания… И самое яркое — это работа в школе-десятилетке города Дзержинский 1950-1952 годах.

О своих воспоминаниях она поделилась с читателями «УВ» и с ветеранами педагогического труда школы № 1 Анной Матрениной и Тамарой Ионовой, а также нынешним директором учебного заведения Еленой Смирновой.   

«После окончания филологического факультета в МГУ я была направлена в эту школу Селецкой Н., тогда она была заведующей люберецкого гороно. Директором школы-десятилетки, тогда единственной в поселке, был Владимир Павлович Цветков. Я стала преподавать русский язык и литературу в 7-8-х классах, потом — в 8-9-х. Несколько раз я хотела приехать в город Дзержинский, попросить разрешения поискать в архивах сведения об учителях и учениках того времени, но все откладывала на потом. «Потом» не получалось. А теперь по состоянию здоровья не могу выполнить своего желания.

Поэтому решила написать о том немногом, что сохранила моя память за шестьдесят лет жизни», — вспоминает Ольга Константиновна.

Боязнь первых уроков

Она никогда не забудет, как очень боялась первых уроков, а библиотекарь, она же секретарь, душа коллектива, глядя на нее добрыми серыми глазами, говорила, что школа у них хорошая, и дети тоже. От них не будет ни грубости, ни вредности.

«И она оказалась права. Во-первых, с благодарностью вспоминаю преподавательский состав. Я словно окунулась в атмосферу простоты, искренности и доброжелательности. Низкий поклон всем моим коллегам! К сожалению, не могу вспомнить многих имен и фамилий. Напишу о некоторых. Помню Михайлову, учительницу-словесницу, которая вела уроки в 5–7-х классах. У нее было четверо взрослых детей. Дочь Зинаида преподавала математику в этой же школе. Семья Михайловых была известна в поселке. Помню интеллигентную и добрую учительницу немецкого языка. Ее дочь тоже немного позже влилась в наш коллектив, продолжив дело матери. В компанию Михайловых вошла учительница биологии, которая тоже делала первые шаги в своей профессии. Ее звали Клавдия, но фамилии уже не помню. Мы представляли самую молодую часть коллектива. К этому же сообществу принадлежала Сергиенко Наталья Николаевна (в замужестве Самцевич) — преподавательница рисования и черчения. Я сблизилась с ней настолько, что она стала для меня Наташей, любимой подругой. Мы общались с ней почти до ее смерти, хотя жили в последнее время в разных городах. У меня в комнате до сих пор висят две ее картины — натюрморты», — рассказывает Ольга Константиновна.

Подростки, склонные к бунту

Но особенно привязали ее к себе подростки 7-8-9-х классов.

«Замечательные были ребята! Столько исходило от них теплоты и благодарности, что я сама до сих пор спрашиваю себя: «Было ли это? Не сказка ли?». Было. Некоторые знакомые мне учителя предпочитали спокойным и старательным детям ребят ершистых, склонных к бунту. Дескать, с ними интереснее. А про тихих говорили: «Будто их причесал кто-то, и они такие остались». Да, те, о которых я пишу, были «причесанные», но «причесанные» великолепно. Думаю, это заслуга родителей (дети в основном были из рабочих семей) и учителей, которые были до меня», — добавляет Ольга Константиновна.

По ее словам, выход своей энергии ребята находили в творчестве. Во время уроков они, как правило, активно слушали, что говорил учитель. А иногда эмоции просто захлестывали подростков.

«Так, помню, я прочитала в 9-м классе свое любимое стихотворение Н.А. Некрасова «Еду ли ночью по улице темной…» и вдруг вижу, Юра Спасский уронил голову на парту и заплакал. Я спросила, понял ли он смысл произведения, он ответил: «И она пошла побираться». Оказывается, в силу своего возраста он не уловил намека писателя, но разделил горе несчастной женщины. А другой мальчик, Попов (имя забыла), выбрал и прочитал сатирическое стихотворение Некрасова «Было мне четыре года, как отец сказал…» Глаза его горели, голос звучал. А каждое четверостишие сопровождалось дружным хохотом всего класса. Особенно мне дорога была в моих учениках тяга к знаниям. Не было тогда ни телевизоров, ни интернета, информация не лилась потоком. Но ребята много читали, делали доклады, принимали участие в самодеятельности. Цветков (такова, кажется, была фамилия одного девятиклассника) сделал интересный доклад о художнике И.И. Шишкине. Мальчики и девочки принимали активное участие в проведении литературных вечеров», — продолжает Ольга Константиновна.

Первые ученики как первая любовь

В старом здании школы был большой зрительный зал и сцена. Здесь подростки блистательно сыграли отрывок из драматического произведения А.С. Пушкина «Борис Годунов» («Корчма на литовской границе»).

«Инсценировали мы и главы из поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые души».

Выезжали целыми классами в московские театры, Третьяковскую галерею. Жизнь била ключом. Жаль, что не могу вспомнить многих мальчиков и девочек поименно, хотя помню их лица, места за партами и многое другое. И все-таки назову некоторых по фамилиям. Ира Архипцева, ее подруга Круглова, если не ошибаюсь, Валя Аношкина, идейная комсомолка, любознательный Фаерман, энергичный Попов… Это были весьма добросовестные люди. Хорошее впечатление производили Зверева, Юра Спасский, Иловайский, Ершов. Вспоминаю умницу и отличницу Раю Соловьеву и ее подругу Лучину. Не забыла и очень живого и подвижного шалуна Власкина, модницу Чекмазову, Зенина и Филоненко, которые считались трудными, но менялись на глазах, постепенно втягиваясь в общешкольные дела, в художественную самодеятельность. Было много и других, вполне достойных, но не удалось запомнить их. Первые ученики, как первая любовь. Надеюсь, она была взаимной. 8 марта 1951 года ребята преподнеси мне стихотворение. Там были такие слова: «…Но Вас, учитель дорогой, мы не забудем никогда».

Ольга Константиновна до сих пор хранит это стихотворение.

«Хочу обратиться с такими же словами к моим первым ученикам, живым или уже покинувшим этот мир. Я вас тоже, мои дорогие, помню и люблю. И так, выразила, как могла, свою любовь и благодарность тем, кто подарил мне счастье общения, счастье труда. Хотелось бы, чтобы мое письмо нашло дорогу в город Дзержинский. Может быть, мои воспоминания заинтересуют старожилов и краеведов этого живописного уголка нашей земли. Вероятно, кто-нибудь живет и здравствует из упомянутых мной людей и их потомков. И если мои слова отзовутся в душе хотя бы одного человека, я буду благодарна судьбе», — написала в завершении письма учительница.

С уважением, Абалымова Ольга Константиновна,
февраль, 2019, Малаховка

P. S. В описываемое мной время редко у кого были фотоаппараты, поэтому у меня сохранилась только единственная фотография. Высылаю ее. На ней семиклассники после последнего переводного экзамена. Отметили это событие прогулкой в лес. Слева от меня (второй ряд) с шарфиком на плечах — учительница немецкого языка, упомянутая мной. В первом ряду справа сидит Рая Соловьева.


Back to top button
Close
Close