Учитель русского языка из Дзержинского: об инофонах, сленге мессенджеров и чтении вслух

Тамара Судьина – учитель русского языка и литературы в гимназии №5. Пятидесятилетний стаж позволяет ей ориентироваться в современных языковых тенденциях и объективно взглянуть на существующие проблемы.

— Почему вы решили стать учителем русского языка и литературы?

— Педагогом я хотела стать с самых ранних лет. Когда пришло время определиться со специализацией, сомнений не было, ведь я очень много читала. Моя мама была библиотекарем, и книга стала не только моим товарищем, но и другом, и советчиком, и подушкой. В первую очередь хотелось связать свою деятельность с литературой.

Помимо этого я семь лет работала вожатой и слышала, как ребята общаются между собой. Очень часто у меня возникало желание сделать что-то, что поможет детям правильно общаться друг с другом. Тогда это желание было неосознанным, осознание пришло годы спустя.

Из-за того, что я была вожатой и моя деятельность была весьма плодотворной, я не всегда успевала подготовиться к вступительным экзаменам. Я завалила экзамены дважды, но упорства мне было не занимать, и на третий год я все-таки поступила в институт. Я была счастлива, ведь тогда точно знала, что стану учителем.

— Почему так важно знать русский язык?

— На этот вопрос ответил еще Ломоносов. Русский – один из самых трудных языков, но и самых богатых на лексику. Владение им дает возможность говорить образно, построить свою речь более выразительно, более доступно. К тому же, мы – носители русского языка и не имеем права относиться безответственно к тому дару, который дан нам от природы.

Были времена в России, когда вся знать говорила на французском языке, мешала «французский с нижегородским», но мы это пережили. Сейчас очень не хочется, чтобы употребление русского языка вернулось к состоянию той эпохи.

— Является ли современный «сленг мессенджеров» проблемой для русского языка?

— Русский язык – живой язык, и он постоянно обогащается, в том числе за счет появления новых слов. Это естественный процесс, который протекает на протяжении всего времени существования русской речи. Такое происходит во многих языках, и противостоять этому нельзя.

В XVIII веке появилось движение славянофилов, представители которого требовали реформ русского языка, чтобы исключить все иноязычное. Если бы эти требования были удовлетворены, наш язык выглядел бы совсем иначе. Обычная для нас фраза «я иду по улице в галошах в театр» выглядела бы как «я иду по гульбищу в мокроступах на позорище». Я рассказываю об этом своим ученикам на вводном уроке в пятом классе, и они смеются, ведь сейчас для нас это действительно смешно.

Что касается всеобщей компьютеризации, тут ничего не поделаешь. Появляется новый предмет – обрастает новыми словами. К примеру, слово «барабан» сейчас настолько обыденно, что не вызывает никаких вопросов. А на самом деле, пришло оно к нам из тюркских языков, и мы уже об этом забыли. Более того, практически все слова на букву «ф» являются иноязычными. Но они обрусели настолько, что мы не можем представить своей речи без них: фонарь, фартук. Это вполне естественно, язык должен развиваться, и он развивается.

Если человек не знает, как общаться в той социальной группе, в которую он попал, лучшим решением будет использование литературного языка. Если же человек находится среди своих сверстников в знакомой обстановке, он будет употреблять сленг, и это нормально, в этом нет ничего страшного.

Будучи подростками, мы тоже использовали сленг. Со временем все проходит, остается лишь основа, то самое зерно, которое и является ценностью русского языка. Не проходит только у тех, кто представляет собой некую инфантильную прослойку общества. Но здесь дело не в языке, а в человеке, ведь он и до пятидесяти лет может оставаться ребенком.

Проблемой является не наличие сленга, а его чрезмерное употребление. Засилье сленга всегда плохо сказывается на языке.

— Как не допустить чрезмерного употребления сленга?

— Главным способом может являться популяризация русской классической литературы. Но сейчас с этим все очень сложно. К сожалению, мы вынуждены признать, что дети читают очень мало. В большей степени приходится рассчитывать на то, что произведение зацепит кого-то из учеников во время прочтения в классе.

Недавно на уроке мы изучали произведение Владимира Богомолова «Первая любовь», совсем небольшой рассказ. Детям в классе по 16-17 лет, и поскольку в их возрасте тема любви весьма актуальна, я выбрала его, ведь в нем можно прочувствовать любовь как возрождение жизни на фоне противоестественного для человечества зла – войны. Ребята не знали, что мы будем на уроке заниматься именно этим рассказом, и я решила вслух им прочитать его. Дети всегда слушают внимательно, когда учитель читает на уроках, но в этот раз реакция меня тронула: один мальчик потихонечку вытирал слезу. Это очень мне дорого. Я считаю, что хорошее, качественное, проникновенное учительское чтение – самый эффективный способ популяризации.

Также важно развивать творческие способности ребенка, чтобы он любил свой язык. Я стараюсь помогать в этом своим ученикам, и у некоторых получается очень хорошо. Дети пишут удивительные вещи! Но стоит отметить, что это очень серьезная работа. Из-за наличия малого жизненного опыта ребенок не знает, о чем писать. Часто происходит так, что ребенок не понимает, что события из его жизни могут быть интересными, и в этот момент важно убедить его в обратном и побудить к написанию.

Например, одна девочка рассказала мне, как она планировала летом на параплане над морем. Я попросила ее написать сочинение, и она написала. Сочинение состояло из общих фраз: «Мы летали», «Было очень интересно» и так далее. Тогда я начала ее расспрашивать. Что показалось интересным? Что было видно сверху? Какие чувства ощущала во время полета? В результате сочинение зажило новой жизнью. Я стараюсь вытаскивать из детей ощущения.

Ежегодно мы готовим литературный альманаха «Парус», который содержит творческие работы учащихся нашей школы. На данный момент существует тринадцать выпусков альманаха. Он помогает детям реализовать свои способности, и с каждым годом все больше ребят участвуют в его создании.

— Как работать с детьми, которые являются носителями иностранного языка?

— Сейчас эта проблема очень распространена. В случае, когда носителей иностранного языка в классе не больше двух человек, единственным решением является проведение дополнительных индивидуальных занятий с ними.

Но сейчас существуют классы, в которых инофоны составляют большинство, и это является очень серьезной на данный момент педагогической проблемой. Так как обучение детей-инофонов русскому языку начинается с формирования их лексического словаря. При организации работы над новыми словами учителю необходимо стремиться к тому, чтобы ученики усвоили как можно больше словосочетаний с изучаемыми словами и научились их использовать в различных речевых ситуациях. Такой подход к изучению предмета может обернуться деградацией для русскоязычного ребенка, который изучает родной язык как систему, опираясь на уже сложившуюся речевую компетенцию. Поэтому в классе, где обучаются дети-инофоны и русскоговорящие дети, учитель решает непростую задачу: совместить в учебном процессе методики преподавания русского языка как неродного и русского языка как родного. Безусловно, одному учителю с этой проблемой справиться трудно, я бы сказала, почти невозможно. Необходимы активная поддержка со стороны родителей и заинтересованность, и старание самого ребенка. Только при наличии желания и усиленной работы всех участников этого процесса может получиться положительный результат.

Back to top button
Close