Ветеран службы в Афганистане из Дзержинского: нас готовили к тому, чтобы воевать

Вывод советских войск из Афганистана завершился 15 февраля 1989 года. Ежегодно этот день отмечают в России и бывших союзных республиках. Родные и близкие со слезами на глазах вспоминают воинов–интернационалистов, не вернувшихся из горячих точек. Ветераны встречаются со своими боевыми товарищами и мысленно переносятся во время и место, где шла война. Среди них житель города Дзержинского Владимир Трунилин, который с 1983 по 1985 годы воевал в Афганистане.

Родился Владимир Александрович в Казахстане. Его родители приехали туда распахивать целину в 1955 году. После семи классов отправился в Ульяновск (родину отца), уже тогда парень собирался стать летчиком. К окончанию средней школы он успел совершить 17 прыжков с парашютом, в том числе и с задержкой, полетать в аэроклубе на чешском самолете Л–29. Сначала он решил поступать в Качинское высшее военное командное авиационное училище, но там не прошел по росту (сидя достигал 63 сантиметра, а 61 было пределом для истребительной авиации).

Документы потенциального пилота перевели в Ейское училище, там готовили штурмовиков, и Владимир готовился к тому, что в скором времени будет нести именно боевое дежурство. Но судьба распорядилась иначе. Перед медкомиссией он переболел ангиной и получил осложнение на ухо. Врачи вынесли вердикт, что во время перепада давления сошлись перепонки.

На границе

Понимая, что путь в небо закрыт, Владимир Трунилин поехал в Алма–Ату поступать в пограничное училище. В полевом учебном центре готовили курсантов серьезно. «Мы 14 раз атаковали передний край из–за того, что не укладывались в нормативы. При температуре плюс 50 градусов мы бегали в противогазах и средствах защиты», — рассказал выпускник.

После учебы Владимир Александрович отправился в Среднюю Азию, там стал заместителем начальника заставы. А через полгода — замполитом на полтора года, а потом начальником 8–й заставы Тахта–Базарского пограничного отряда. Это подразделение охраняло границу по реке Мургаб — левый фланг и по пустынной местности — правый, общей протяженностью в 32,8 км.

Три года он командовал заставой, а в 1980 году попал в Афганистан и воевал там полгода. Приказа о том, что советская армия участвует в боевых действиях, не было. Соответственно эти дни не пошли в срок военной службы. «В 1979 году в Афганистан ввели войска, а в 1980 году банды начали подходить к границе и нападать на советских людей. В это время пограничники уже брали зону ответственности. Сначала она была небольшая — 20 км, а потом уже в 1981 году достигла 200 км от границы. Были созданы мотоманевренные группы, я был в одной из них — Кайсарской.

Воевать в Афганистане было сложно, потому что не всегда было понятно кто друг, а кто враг. Днем местные жители могли работать в полях, а вечером брали в руки оружие», — вспоминает Владимир Трунилин.

За боевые заслуги

Еще со школы Владимир Трунилин, собираясь стать летчиком, готовил себя к тому, что военный должен воевать. В 1983 году пограничник отправился в Афганистан и находился там до 1985 года. Одной из его задач было сопровождение колонн, которые обеспечивали Калайнайскую и Киркинскую мотоманевренные группы. «Нас всегда обстреливали, подрывали, но это было уже обыденное явление. Колонна двигалась, ощетинившись, оружие наготове, и если где–то начали стрелять, то мы открывали огонь и уничтожали противника, — рассказал ветеран. — Первый мой бой случился в 1983 году. Наша застава в Кайсаре была дежурным подразделением. Прибежал мальчуган–афганец и сказал, что пришли вооруженные люди и застрелили его дедушку, местного аксакала. Понятно, что орудует банда. Рядом с нами был кишлак Кухи, полностью вырезанный басмачами, а за ним была еще деревня. В ней и произошло убийство. Поднимаю своих людей 18 человек, вызываю 20 сарбозов (солдат правительственных войск Афганистана), готовим два БТР. Взяли с собой и этого парня. Он показал место. Выскакиваем и видим, что банда уходит на лошадях вброд. Мы развернулись и начали их преследовать, открывали огонь, они «огрызаются». Выскочили на предгорье. (Кайсар находится на уровне 1430 метров над уровнем моря, и рядом с ним сопки и горы). Здесь боевики спустились на 150 метров вниз и через небольшое ущелье проскочили и поднялись к себе. Оказывается, у них там был опорный пункт. Сделан он был капитально: траншеи, круговая оборона, даже опилки в блиндажах. Поскольку мы не могли проехать на технике через это ущелье, то оставили оба БТРа и АГС17 (автоматический гранатомет, способный бросать снаряды по навесной траектории). Начали обстреливать и прижимать врага. Как оказалось, банда насчитывала 30 человек. Двое ушли: главарь сразу бросил всех и сбежал первым. Итог операции в трофеях составил 21 единицу стрелкового оружия (ППШ, «Буры», винтовки СКС), 2 гранатомета, пулемет, 12 итальянских мин весом 14 и 18 кг. Эти мины примечательны тем, что миноискатель их «не видит». Под крышкой стоит мешочек, который постепенно накачивается от давления. После того, как проезжает машина, механизм набирает воздух, с каждой проезжающей единицей мешочек поднимается, пока не набирает определенный объем, при котором замыкается контакт. Потерь с нашей стороны не было. Когда мы привезли пленных, местные чуть их не растерзали за аксакала. Но мы не дали им этого сделать и передали бандитов в ХАД (контрразведке Демократической республики Афганистан). В кишлаке был праздник — еще одну банду разгромили. Так как это произошло в конце марта, а я пришел в мангруппу в феврале и очень мало находился в ее составе, то за ликвидацию банды получил медаль «За боевые заслуги». Начальник мотоманевренной группы получил орден Красной Звезды».

Еще одну награду Владимир Александрович получил, когда сопровождал колонну от Кайсара в сторону Киркинского отряда и попал в засаду. «Двигались штабные машины, бензовозы, машины с продуктами, боевые единицы. В начале маршрута наши наткнулись на траншеи, которые враги сделали на высоте метров 150. В одной было десять человек, в другой — еще столько же.

Они обстреляли колонну. Я был главный в походной заставе и имел три БТР и задачу уничтожать бандитов, — рассказал пограничник. — Мой бронетранспортер был новый, я поднялся на гору, занял позицию выше, чем противники в траншее. Мы опустили нос БТР и из крупнокалиберного пулемета начали «поливать» по этой траншее. Поскольку дело было в ущелье, определить, откуда идет выстрел по звуку, было сложно. Так что они не понимали, откуда их атакуют, мы положили всех. Спустились, снова идем впереди колонны на расстоянии 800–1000 метров. Увидели впереди кишлак. Приходят данные, что там нас ждут около двухсот человек. Перед самым кишлаком нас начали обстреливать. Они знали, что попав под пули, мы остановимся. А я не остановился.

Влетаем в кишлак. Они не ожидают такого. В итоге захватили ДШК, коня главаря банды, мины, гранатометы. А «духи» сбежали. За это время наша колонна уже успела подойти к кишлаку. За этот бой я получил орден Красной Звезды».

Тяжело в учении

Однажды Владимиру довелось участвовать в бою, где со стороны интернационалистов было полторы тысячи бойцов вместе с сарбозами, а также множество техники, включая БТР и вертолеты. Дважды БТР, в котором находился Владимир Трунилин, подрывался на минах. В первый раз это произошло, когда он с сослуживцами сопровождали колонну. А второй, когда он сам должен был задержать три машины с оружием.

Мангруппа, где служил Владимир Трунилин, однажды две недели держала осаду. «Мы сделали ручей от речки, воду держали в емкостях, чтобы она отстаивалась, перед тем как использовать ее для хозяйственных нужд, —вспоминает он. — Чистую воду привозили от родника в сопровождении двух БТР или БМП, которые отражали атаки. На осаждаемых давили психологически. Ночью вокруг кишлака, где находились наши, ходил «дух», который в 70 метрах за дувалом (глинобитным забором) кричал в мегафон: «Шурави, сдавайся». Мы, офицеры, собрались, и каждый выстрелил из подствольного гранатомета под разным углом. В результате мы «накрыли» его. Мегафон у него был хороший, японский», — вспоминает те нелегкие дни Владимир Александрович.

По территории осажденной мангруппы было не пробежать, ее постоянно обстреливали снайперы. «Однажды майор, начальник второй заставы, пошел в туалет, а это были отдельно стоящие строения. Пуля прошла над головой, а он ведь на тот момент уже собирался увольняться, — рассказал ветеран. — Поэтому мы никогда не расставались со своими снайперскими винтовками, каждую минуту готовые к обстрелу. По два часа приходилось сидеть в засаде, чтобы обезвредить врага. У нас был пост наблюдения, выложенный кирпичом с бойницей для просмотра. Я вытаскивал второй или третий кирпич снизу, при этом не высовывал наружу ствол винтовки, чтобы его не было видно, ложился и смотрел в прицел».

И в армии, и на гражданке

Война в Афганистане для Владимира Трунилина закончилась в 1985 году. Он написал рапорт на поступление в академию имени Михаила Фрунзе и должен был пойти учиться в мае 1986 года. Но поскольку освободились места, пришлось сесть за парту раньше.

Награды нашли героя, когда он учился на пограничном факультете. Каждую пятницу проходило собрание. И в конце сентября 1986 года на одном из них ему вручили медаль «За боевые заслуги», через неделю — орден Красной Звезды, а через две недели досрочно на год присвоили звание майора. Академию он окончил с отличием. Его, как и других, завершивших учебу с отличием и золотой медалью, чествовали в Георгиевском зале Кремля. С речами выступал министр обороны Дмитрий Язов. Присутствовал генеральный секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачев.

После академии Владимир Александрович продолжил службу командиром батальона спецназначения в Берлине. В истории пограничных войск это был единственный случай, когда после академии послали служить за рубеж. После был опыт службы в Приморье, во Владивостоке, где был старшим офицером округа. Потом на Сахалин, а оттуда уволился в запас. На тот момент у него уже было трое детей. В 1995 году ветеран нашел себя в гражданской жизни. Командуя заставами, ему доводилось заниматься в том числе и хозяйственной частью. Уйдя в запас, он работал с электрооборудованием. А сейчас ведет продажи и расчеты в сфере обеспечения компаний электрооборудованием, в том числе занимается и тендерами. Свою работу считает хобби.

В Дзержинском Владимир Трунилин с 1998 года. Перед этим он успел пожить в Москве и поработать в ТСЖ. Этот опыт он перенес в наш город и стал инициатором создания общественного самоуправления. Он даже баллотировался в депутаты городского Совета, но уступил 2 процента голосов конкуренту. Сейчас у него трое детей и шестеро внуков. Старший Денис, дочь Юля живут в Алма–Ате, а младший Никита — в Москве. Денис продолжил путь отца, был пограничником, получил звание капитана.

Back to top button
Close
Close